Общество

Ирина Морозова

«Зарекалась же сюда ходить!»

Что дают в минских конфискатах: цены «пляшут», ассортимент загадочный.

К магазинам конфискованных вещей белорусы относятся по-разному: одни регулярно захаживают, чтобы присмотреть брендовые вещи далеко не made in Belarus по более или менее доступной цене, другие – из моральных соображений – наоборот, обходят стороной.

«Салідарнасць» посмотрела, какова сейчас обстановка в магазинах конфиската.

Вообще, попасть туда товары могут не только с тяжелой руки судебных приставов, но и, например, будучи изъятыми на границе, если их пытались провезти с нарушениями процедуры. Кроме того, в магазины конфиската попадает имущество, изъятое по решению суда или банков у невыполнивших свои кредитные обязательства должников.

Продажей такого имущества – арестованного и залогового, а также предприятий, обанкротившихся или находящихся в стадии ликвидации, – занимается, например, республиканское унитарное предприятие «БелЮрОбеспечение» на онлайн-аукционах и через интернет-магазин. Причем выбор здесь широчайший – от телефонов и микроволновок до легковых автомобилей, тракторов, торговых павильонов и различных зданий (как жилых домов и гостиниц, так и дворового туалета в Кобрине).

Есть также УП «Белконфискат», которое существует с 2003 года и вначале было простой комиссионкой, а уж потом подключилось в помощь отделам принудительного исполнения и стало продавать арестованное судебными исполнителями имущество. Специализируются тут на автотранспорте, недвижимости и станках, а попасть на спецстоянку или склад конфиската можно только по предварительному согласованию.

В «розницу» может зайти любой желающий. Таких магазинов – целая сеть, объединенная в торговый дом «Восточный». Он принадлежит управлению делами (точнее, департаменту по гуманитарной деятельности управделами) Александра Лукашенко.

В сети сегодня 18 магазинов, и не только в Минске, но и во всех областных центрах, а также в Лиде, Полоцке, Жлобине, Дзержинске, Бобруйске, и еще целая сеть отделов по продаже автотранспорта.

Заходя в магазин под вывеской «Ваш выбор», не представляешь, чего ожидать. То ли полок с конфискованной техникой – хотя вряд ли, конечно, на каком-нибудь чайнике будет написано «конфискован в семье Игоря и Дарьи Лосик», то ли аккуратных рядов с одеждой не успевших уехать из Беларуси западных брендов.

Неверным оказывается и то, и другое. Внутри пространство больше всего похоже на хозмаг – довольно большой, бестолково организованный по примеру провинциальных «все в одном»: тут в одном уголке – немного мебели, в другом – сумки, обувь и прочая кожгалантерея, посередине посуда, техника, одежда, обои, постельные принадлежности, бытовая химия, товары для дачи и огорода.

Довершают сходство жестяные терки за 3 рубля и уголок с белорусскими лопатами и вениками.

И лишь у самой стены, на застекленных полках с красно-белыми надписями «Конфискованный товар», собственно, конфискат: несколько десятков разбитых и поломанных телефонов на запчасти, пара ноутбуков, портативные колонки, фитнес-браслеты, мелкие гаджеты и даже рыболовные крючки.

Посетителей, на удивление, человек 10-15, но большинство – из разряда «поглазеть», поэтому продавцы скучающе гуляют по залу и беседуют о чем-то своем. Лишь пара хмурых мужчин рассматривают технику за стеклом, да немолодая семья выбирает недорогие спортивные штаны и удаляется к единственной примерочной.

– Нет тут давно никакой роскоши, – объясняет мне пожилая женщина, которая часто приходит в еще один «Ваш выбор», – продуктовый по соседству, а сюда, говорит, заглядывает по дороге. – Вон висит пара натуральных шубок, но кто их за такие деньги купит. А так местные ходят дешевую хозяйственную мелочь присмотреть, может, еще бытовую технику – но тут ведь все без гарантии.

– А среди уцененных и конфискованных товаров бывает что-то интересное?

– Разве что посмотреть. А покупать – ну как можно, ты ж не знаешь, чьи это вещи, какая энергетика… Пусть даже у преступников изъяли – а если нет? – поджимает губы женщина.

Судя по интернет-отзывам, хозяйственный уклон и откровенно советское оформление «Вашего выбора» удивляют многих. «Странное местечко», «музей совка», «залежи барахла по неадекватным ценам», «кулинария у них хорошая, остальное – рандом, как повезет», «когда-то покупали тут брендовые вещи и светильник, а сейчас выбор хуже и дороже, чем в обычном торговом центре», – пишут покупатели.

Для чистоты эксперимента заглядываем в еще один конфискат той же сети – в бойком месте, в самом что ни есть центре города.

Но, похоже, день сегодня не рыбный, а ассортимент такой же загадочный. В глаза бросаются подозрительно дешевые керамические кружки, бижутерия явно китайского происхождения, много посуды и одежды, причем на вешалках не сказать, чтобы люкс, а все больше дружественный Узбекистан – зато где еще вы купите шапку за 8 рублей, или красно-зеленый пуховик за 40. Ну или, если захочется шикануть, меховой женский шарф за 437 (отечественного, между прочим, производства).

По розовым «конфискатным» этикеткам понятно, что многие вещи приехали из других регионов и были конфискованы на таможне, то есть, новые. Хотя встречаются и сумки «из материала под кожу с незначительными загрязнениями», и платья или джинсы с мелкими дефектами «неустановленной страны происхождения». Или вот «кожа в кусках, предположительно, крокодила» – по 227 рублей за кусок.

Из техники тут – несколько квадрокоптеров и пульты управления к ним, пара внешних жестких дисков, китайские смарт-часы и браслеты да чехлы для айфонов, пара кухонных вытяжек, машинки для стрижки волос российских марок типа «Бердск», о которых большинство белорусов даже не слышали, а также две стиральных машины и совсем чуть-чуть портативных колонок. 

Цены при этом странные: на что-то подозрительно низкие, на что-то неоправданно высокие.

И обязательная продуктовая секция в прикассовой зоне – алкоголь, соки, сладости и чипсы, плюс медлительные кассиры, которые, не торопясь, открывают покупательнице витрину с бижутерией, и еще столько же пробивают товар.

В общем, впечатление смешанное, словно от барахолки «Поле чудес» в современном интерьере. Не удивляюсь, когда слышу от одной из женщин на выходе недовольное: «Зарекалась же сюда ходить!».

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 3(20)

Читайте еще

Конвейер репрессий. «Преподавательская деятельность не может быть основанием для уголовных обвинений»: суд над Валерией Костюговой и Татьяной Кузиной

Конвейер репрессий. На волю вышел бард Андрей Мельников. Облава в Лепеле — силовики наведались домой как минимум к шести гражданам

Конвейер репрессий. Что известно о «фанипольском деле» за события 2020 года. За участие в протестах минчанину дали два года колонии (дополняется)

В России молоко начинают продавать в килограммах и вынудили сменить дизайн белорусской сгущенки

Конвейер репрессий. В Гомеле задержаны вокалист группы «Бан Жвірба» и его супруга. Массовые задержания в Фаниполе. В Барановичах за членом ОГП приехали 10 силовиков с оружием

Конвейер репрессий. В Орше задержана зоозащитница Елена Мирошниченко. В «террористический список» добавили еще восьмерых белорусов. Адвоката Виталия Брагинца приговорили к 8 годам колонии усиленного режима