Общество

Михаил Михайлов

Хапун в минском JYSK: «Как при Советском Союзе. Думал, в жизни больше такого не увижу»

Датская компания приостанавливает работу в Беларуси. «Салiдарнасць» посмотрела, что там творится перед закрытием магазинов: репортаж из очереди.

Сеть товаров для дома и уюта, в конце марта заявившая о выходе с российского рынка, с середины апреля также не будет работать в Беларуси. Впрочем, в официальном сообщении речь идет не о закрытии, а о «приостановке работы до дальнейшего уведомления» интернет-магазина и всех офлайн-магазинов (они есть в Минске, Бресте, Гродно, Могилеве, Бобруйске, Пинске и Молодечно).

При этом ритейлер начал распродажу товаров со скидками до 80%, и в первый же день в магазинах выстроились очереди. Если кто-то думал, что белорусы не побегут «затариваться», подобно россиянами в последние дни работы в стране IKEA — у нас плохие новости. В гонке «налетай, подешевело» отличается разве что масштаб, но не принцип.

…Пока не заходишь внутрь, а заглядываешь со второго этажа, магазин кажется просто оживленным, словно во время рождественских распродаж. И только потом, присматриваясь, начинаешь понимать, что немаленькая бурлящая толпа с тележками и коробками — это очередь покупателей в кассы.

Она начинается прямо от входа и змеится через весь магазин. Протиснуться и посмотреть, что вообще осталось на полках, не так уж легко — тем паче, к тележкам то и дело подходят люди с новыми покупками. Вот одна из женщин, бережно прижимающая к груди яркий плед, проявляет чудеса эквилибристики, чтобы порадовать мужа:

— Толя, посмотри, какую прелесть нашла!

— Ой, а где такие пледы, не подскажете? — оборачиваются некоторые покупатели.

— Такой на полке был последний, — с затаенной гордостью отвечает женщина.

В тележках — штабели балконных ящиков для цветов и горы всевозможных корзин, ящиков, складных стеллажей — на них большие скидки. А еще горки одеял и подушек, полотенец и постельного белья, стульев, полочек, вешалок…

На свет божий из запасников вытащили даже рождественские товары, гирлянды и упаковочную бумагу — и их тоже потихоньку берут.

Молодая семья присмотрела компьютерное кресло, но поблизости не видно консультанта для оформления покупки. Муж решает:

— Я сейчас приведу кого-нибудь, а ты пока посиди тут. И отдохнешь немного, все равно очередь длинная, и посторожишь, если на складе больше таких нет, и придется забирать из зала.

А вот другая семья, судя по усталому, но довольному виду, все необходимое уже нашла, и прикидывает общую стоимость покупок.

— Там же еще у кассы наш комод ждет, — спохватывается отец семейства. — Сейчас я быстренько деньги поменяю.

— Да можно и не быстренько, — реагирует его супруга. — Судя по скорости очереди, мы тут до обеда простоим.

…Пытаемся оценить размер очереди, но после пятидесятого человека сбиваемся, а вернуться опять к началу не так-то просто — в хаосе людского броуновского движения лишь отдельные уголки большого магазина достаточно свободны, чтобы просто остановиться и перевести дух.

Например, отдел с подушками и одеялами — тут много уже почти пустых стеллажей и контейнеров из-под товаров. Или соседний — комодов, полочек и тумбочек под завлекательной вывеской «-30% на все» осталось едва ли несколько десятков.

— Как при Советском Союзе, — ошарашено выдыхает пожилой мужчина, обводя взглядом полупустые стеллажи и огромную очередь. — Думал, никогда в жизни больше такого не увижу…

Тут же за спиной слышится другой, молодой мужской голос — юноша горячо и быстро говорит по телефону:

— Слушай, это жесть полная! Корзинки, простынки, матрасы — гребут, как в последний раз!

Оглядываясь по сторонам, вынуждены согласиться с парнем — если отбросить политкорректность, точнее всего этот покупательский раж характеризует именно слово «гребут».

Кто-то говорит, что давно присматривал тот или иной предмет, и сейчас почему бы не воспользоваться случаем да купить четыре стула по цене двух. Кто-то зашел за компанию — а вышел с покупками. Кто-то, похоже, просто не смог устоять перед скидками — сложно предположить, будто диванные подушки, теннисные мячики или простыни на резинке — такой дефицитный товар, чтобы стоять ради него в многочасовой очереди…

— Я себе такие плетеные кресла два года хочу. А тебе все денег жалко. Вот сейчас все закроется вообще — будем их только на картинках в каталогах рассматривать! — злым шепотом выговаривает своему спутнику молодая женщина.

— Да бери на здоровье, если так хочется.

— Вот представь себе, мне хочется. Мне для счастья, может быть, именно этих кресел не хватает. Закутаюсь в плед и буду сидеть.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 2(43)

Читайте еще