Общество

Марина Михайлова

«У нас полцеха сидит, волнуется, что дальше будет»

«Виталюр» — все? «Салiдарнасць» посмотрела на пустеющие полки бывшего крупнейшего белорусского импортера рыбы и морепродуктов.

О проблемах у ритейлера «Виталюр» стало известно еще летом прошлого года. Поставщики, столкнувшиеся с регулярной задержкой расчетов, пробовали взыскать более 2,5 млн рублей задолженности через суд, а покупатели жаловались на оскудевший ассортимент продуктов. При этом, впрочем, торговая сеть продолжила расширяться — только в Минске в 2022 году открылись три новых супермаркета.

Однако трудности с импортом рыбы, а также овощей и фруктов, новой и более дорогой логистикой, оплатой зарубежных поставок с течением времени только усугубились, и спустя полгода и череду судов пошли слухи, что часть магазинов «Виталюр» продаст конкурентам.

В конце декабря представители компании несколько прояснили ситуация: не продаст, а передаст в аренду «Санта Ритейл», не часть, а почти все торговые объекты — 84 магазина, однако при этом «никаких реорганизационных движений» не планируется и о ликвидации или банкротстве речь не идет.

Впрочем, большинство покупателей, знакомых с фирменными магазинами сети с 2005 года, не слишком волнуют юридические тонкости. Важнее другое: сменится ли название и программа лояльности, вернется ли в холодильники доступная рыба и, может быть, в связи с закрытием и продажей остатков товара есть скидки?

Итак, «Салідарнасць» заглянула в несколько супермаркетов «Виталюр» и посмотрела, как там сейчас.

Во всех магазинах у касс висят объявления, что подарочные сертификаты сети принимаются к оплате до 22 января включительно, как и накопления на карте покупателя. Похоже, это и есть последний официальный день работы «Виталюра». Программа лояльности с 1 января не действует. А дальше бросается в глаза все то, чего нет: выбора рыбы и овощей, свежей «молочки», соков, кофе, чая. И практически нет покупателей.

***

Супермаркет на улице Скорины, недалеко от метро «Восток», открылся прошлой весной — но такое чувство, словно только готовится к открытию. Пустой салат-бар и пиццерия, блестящий хром бывшей витрины с суши, зияющие дырами морозильные камеры с рыбой, замаскированные пряниками и овсяным печеньем хлебные полки, наглухо закрытое отделение, где раньше стояла свежая молочная продукция.

По залу потерянно гуляют человек пять посетителей и осматриваются в поисках скидок. Где было свежее мясо, «шашечками» расставлены пакеты майонеза и кетчупа, в витрине с соленой рыбой скучают с десяток тушек скумбрии и сельди.

— Мы сюда за чем пришли, за хлебом? — недоуменно переговаривается молодая пара.

— Ну, выходит, да — ни молока, ни овощей нету уже.

***

В супермаркете на Жиновича, недалеко от метро «Кунцевщина», многолюдно, хотя на парковке стоит всего несколько машин. Внутри, если присмотреться, от былого разнообразия остались только воспоминания и картинки рыб над холодильниками. Некоторые из них пустуют, часть занята просто пищевым льдом.

Вместо мяса — несколько подносов с полуфабрикатами, вместо курицы и разделки — лотки с яйцами.

— Что-то у вас так бедненько? — спрашивает у скучающих продавщиц мужчина средних лет. — Закрывают?

— Не закрывают, присоединяют к «Санте», ну, в общем, сами понимаете.

— А название тоже изменится?

— Нет, наверное, останется «Виталюр», зачем деньги тратить на новые вывески. А вообще, думаете, нам кто-то что-то говорит из начальства? Вон, у нас полцеха сидит, волнуется, что дальше будет, — вздыхает сотрудница, отрезая «вон той симпатичной колбаски».

В другом конце зала девушки художественно раскладывают моющие средства, салфетки и мыло, пытаясь создать вид не совсем уж пустых полок.

— Девочки, может, хоть носки здесь с краю развесьте?

— А носков больше нет, только мужских чуть-чуть…

Подсолнечное масло, минералка, детские соки — кажется, этого добра много. Правда, наименования одни и те же. А ядреный цвет оставшихся газированных напитков, и однотипные зефир и печенье в три ряда, похоже, покупателей скорее отпугивают, чем привлекают.

— Я тебе говорил, в «Еврик» идти надо было, — смеется молодой папа с коляской, глядя на обескураженную жену в почти пустом отделе детского питания. Эта семья уходит, ничего не купив.

***

В супермаркете возле метро «Пушкинская» картина куда веселее: тут есть не слишком большой, но все же выбор овощей и фруктов, вовсю работают кулинария и кафетерий. А вот рыбная заморозка не радует: сразу шесть отделений занимает «колбаса» из ломтиков хека, еще столько же — сами тушки хека, мойва, треска, остальное либо пусто, либо стыдливо прикрыто пачками замороженных овощей и пельменей.

Собственной выпечки и хлеба довольно много, а вот местная сыроварня, похоже, закрыта и запечатана. Уныло и в молочном отделе, витрины которого заставлены майонезом, сгущенкой и почему-то минералкой. Не удивительно, что многие покупатели, побродив по залу, решительно возвращают корзинки на место и уходят с пустыми руками.

— Этот магазин и раньше был своеобразным, просто мне очень удобно, что он рядом с домом, поэтому часто ходила, — делится впечатлениями многодетная мама Ирина. — В первую очередь интересовала молочная продукция и, конечно, доступная рыба — то одно, то другое удавалось купить на скидке. А сейчас кальмар «по скидке» стоит, как везде, тушки хека — не дешевые и ломанные-переломанные, как будто ими в «городки» играли, из охлажденного — только сибас по 40 рублей, так мне нет никакого смысла сюда ходить.

Как подмечает Ирина, ирония судьбы в том, что четыре года назад «Виталюр» пришел сюда на место первого минского универсама «Фрунзенский»:

— Магазин был, конечно, советским, но, во-первых, с оригинальной и узнаваемой архитектурой, во-вторых, очень светлым и просторным, с кафетерием, вкус молочных коктейлей которого я помню с детства. А «Виталюр» полностью переделал фасад под себя, все это снес и смонтировал типовую коробку с темным оформлением внутри.

То же самое произошло с бывшим детским магазином «Дюймовочка» недалеко от Пушкинской, с «Океаном», помните эту историю? А теперь, получается, и старое уничтожили, и новое не удержали.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.6(24)

Читайте еще

Конвейер репрессий. «Преподавательская деятельность не может быть основанием для уголовных обвинений»: суд над Валерией Костюговой и Татьяной Кузиной

Конвейер репрессий. На волю вышел бард Андрей Мельников. Облава в Лепеле — силовики наведались домой как минимум к шести гражданам

Конвейер репрессий. Что известно о «фанипольском деле» за события 2020 года. За участие в протестах минчанину дали два года колонии (дополняется)

В России молоко начинают продавать в килограммах и вынудили сменить дизайн белорусской сгущенки

Конвейер репрессий. В Гомеле задержаны вокалист группы «Бан Жвірба» и его супруга. Массовые задержания в Фаниполе. В Барановичах за членом ОГП приехали 10 силовиков с оружием

Конвейер репрессий. В Орше задержана зоозащитница Елена Мирошниченко. В «террористический список» добавили еще восьмерых белорусов. Адвоката Виталия Брагинца приговорили к 8 годам колонии усиленного режима