Саша Филипенко: «Швейцарская журналистка сказала мне: какое право вы имеете говорить о Беларуси, когда идет война в Украине?»

Писатель Саша Филипенко — о войне в Украине и мечте вернуться в Минск.

— Победа Украины в этой войне для меня видится единственным способом все когда-то разрулить. Я не вижу сейчас никаких других решений для России, кроме полного безоговорочного поражения в этой войне, — отметил Саша Филипенко в интервью на канале Ходорковский Live. — И режим Лукашенко, думаю, закончится в ту же минуту.

Другое дело, что по Лукашенко мы сможем понять, действительно ли закончился режим в России.

Потому что Лукашенко будет первым человеком, который переобуется и скажет: смотрите, я сделал все, чтобы со стороны Беларуси не вошли войска. Он станет таким «демократом» и это будет главный градусник, по которому можно будет понять, действительно ли разрушилась Россия или нет.

Писатель с сожалением констатирует то, что на фоне войны белорусская тема уходит из международной повестки, и видит своей миссией все, чтобы исправить это.

— Сегодня совершенно точно на Западе забыли о белорусах. Я наблюдаю и за тем, как под грузом войны сейчас некоторые белорусы становятся больше украинцами, чем белорусами.

Швейцарская журналистка сказала мне: какое право вы имеете сейчас говорить о Беларуси, когда идет война в Украине? Но то, что началась война в Украине, что есть этот ужас и катастрофа, что я всячески должен помогать украинцам, для меня не отменяет того, что в Беларуси ничего не разрешилось.

Немецкий журналист меня почти поздравил с тем, что «ну, у вас все более-менее нормализовалось в стране». Я был в шоке!

Поскольку мне посчастливилось, и у меня есть голос в европейской прессе, я могу в любой газете Европы написать колонку, и она выйдет, то моя миссия ровно в том, чтобы продолжать рассказывать, что Беларусь никуда не исчезла, что Беларусь не пропала.

Я выступаю и везде говорю о Беларуси. О том, что ее нельзя сдавать. Потому что когда начинается обсуждение того, что Россия, скорее всего, проиграет, от европейских дипломатов, с которыми я разговариваю, слышу одну и ту же мантру: мы не можем дать Путину ни проиграть, ни выиграть, потому что и одно, и другое приведет к глобальной катастрофе, и нам надо будет, наверное, раздать ему какие-то трофеи.

Дескать, Украину он не получит, но есть Беларусь, которую можно сдать с потрохами, чтобы Путин мог сказать: смотрите, зато у нас...

И тогда я напоминаю, что это те прекрасные белорусы, в которых вы все были влюблены и восхищались ими. А 24 февраля по щелчку пальцев они в вашем понимании стали соагрессорами.

Филипенко отметил, что к теме трибунала над современными диктаторами он подходит не просто как гражданин или писатель, а как человек, который изучил множество советских и немецких архивов.

— Когда я думаю про трибунал, про то, что он должен случиться, меня не очень интересуют персоналии. Безусловно, люди, которые отдавали приказы, должны ответить за все.

Но мне важно, чтобы весь этот режим был разобран на детали, чтобы мы разложили детали принятия решений, как отдавались приказы, чтобы это был трибунал, который не будет просто казнью и гильотиной, после которой, в общем-то, ничего не изменится.

Мне бы хотелось, чтобы этот трибунал был действительно важной институцией, в которой будут разбираться, как работали эти механизмы. Как огромная 140-миллионная страна могла дойти до того, что случилась эта война, кто принимал решения, как они принимались.

Мне бы хотелось, чтобы эту страну разложили на запчасти и разложили так, чтобы выбросить те запчасти, которые не должны в ней быть. Выбросить, чтобы заново мы никогда этого не собрали. Для меня вот что важно в трибунале — понять, как это все устроено.

А эти два парня пытаются развернуть огромную махину в прошлое ровно потому, что видят, им нет места в будущем. Силовикам нет места в будущем, они понимают, что не нужны там. Все эти люди, и Путин, и Лукашенко сражаются не с Украиной, не со своим народом, они сражаются со временем, — подчеркнул писатель.

Он рассказал о том, что считает своими главными наградами и о мечте приехать в родной Минск.

— Получается, что я — белорусский писатель, у которого в силу разных причин больше книг продается в Европе, чем в России.

Но в России у меня были литературные премии. А в Беларуси у меня очень много самых важных наград: там я запрещен, Национальной библиотеке настоятельно рекомендовали не пополнять моими книгами фонды, запрещена не только постановка, но и репетиции спектакля по моей книге.

Но самая главная награда, которую я получил в своей жизни, это когда узнал, что в 2020 году задержанные люди читали «Бывшего сына» в тюрьмах вслух, передавая из камеры в камеру.

Я представляю, что возвращаюсь в свой родной город Минск. Я совершенно точно это сделаю, я вернусь и буду тем же человеком, который есть, буду писать, встречаться с друзьями. Совершенно точно не буду политиком.

Еще очень хочу, чтобы у меня появился дом под Минском, в котором я смогу жить, — сказал Саша Филипенко.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(79)

Читайте еще

Конвейер репрессий. «Преподавательская деятельность не может быть основанием для уголовных обвинений»: суд над Валерией Костюговой и Татьяной Кузиной

Конвейер репрессий. На волю вышел бард Андрей Мельников. Облава в Лепеле — силовики наведались домой как минимум к шести гражданам

Конвейер репрессий. Что известно о «фанипольском деле» за события 2020 года. За участие в протестах минчанину дали два года колонии (дополняется)

В России молоко начинают продавать в килограммах и вынудили сменить дизайн белорусской сгущенки

Конвейер репрессий. В Гомеле задержаны вокалист группы «Бан Жвірба» и его супруга. Массовые задержания в Фаниполе. В Барановичах за членом ОГП приехали 10 силовиков с оружием

Конвейер репрессий. В Орше задержана зоозащитница Елена Мирошниченко. В «террористический список» добавили еще восьмерых белорусов. Адвоката Виталия Брагинца приговорили к 8 годам колонии усиленного режима